Стр.166.

Хан пред пропастью стал на колени, Чтобы, малый звук падения, не пропустить. И, сразу он прислонился, к краю обрыва ухом, И словить крик, и отдалённый всплеск воды. Но там внизу - равнодушно плескалось море, Под шум волны прибоя, не услыхал он ничего.

Только выл шакал, в горах тосклико, Резко – и попеременно, плакал и смеялся сыч. Эхо гулко разносило ночи звуки - а её уж нет.

И, безразлично, о скалы билось море. Темень глотала – под его ногами даже горы, Если бы Толайк, факелом, не освещал дорогу, Даже близко, – впереди, невидно было, незги.

А порывы ветра, нахально обдували, Не только горы -копошились у хана в бороде.

Толайк Алгалла - застыл, над ханом, Буд – то камень, и закрыл, своё лицо руками.

И время – тягостно тянулось очень. Тучи над головами, проползали низко, кучно. И, порой казалось они подхватят, тех двоих, Те которые стояли - на краю мировоздания. И невидемые снизу, они сливались, со скалой. Даже они стояли как каменные ивозваяния. Да и оцепенелыми, на Чёрной скале маячили.

Да нарушая, гнетущую вокруг тишь, Вдруг, словно проскрипел недобрым голосом, Алгалла, он заикаясь, – отторопело говорил:

-Закончено отец её здесь больше нет. Исполнен уговор, – и идём обратно во дворец.-

- Немного подождём, - сынок казачку: – Промолвил хан, упорно слушать продолжал.-

Стр.167.

Удары волн о скалы только слышал. Надеялся верно, на то, что ещё, её услышит. Терпеливо ожидал, и возвращение любимой. Не замечал хан, что уже для всех было ясно, Понятен трагический исход судьбы казачки. Время шло и волны деловито грызли камни. А на ветру всё развивалась его седая борода.

Сын, не оставил хана, торопил отца. Хан эль Асаб выпрямился- могучий, грозный. Он нахмурив брови и твёрдо Алгаллу сказал:

-В природе всему имеется свой конец. И потому тебе скажу, сын мой, идём домой.-

И они пошли, спускаясь сверху - вниз, Скользя по крутому, и обрывистому склону. Ветви с невидных во тьме кустов, деревьев, Также как, и прежде, цеплялись за одежды, Царапали лицо а также другие части тела. Теперь их некому было в сторону отводить.

Но, вдруг остановился, хан эль Асаб. Снова отрешено - сказал строго обращаясь:

- Зачем иду куда ведёшь меня судьба? Для кого мне нужно, даоьше жить не знаю? Да в жизне моей нужна безвинная казачка. За этот миг, один, состарился, и я Алгалла. Уже быстро угасаю, и жизнь мне не нужна. Старый очень иных любить нет сил и мочи.

Зачем жизнь эта – длинная нужна? Да ты мне прошу ответь, мой сын Алгалла! Не полюбить мне, больше никого, и никогда. И, пора отправляться туда, в дальние края. Где ожидает меня, и моя верная, – казачка! Вернусь я к ней, где покой найду и вечность! К моей жене, любимой, в её, объятия спешу!


5658069738285259.html
5658139043812549.html
    PR.RU™